Музей такси

Единственный в мире

 

Леонид Круглов

Фото Юрия Бритова и Александра Ноздрина

 

 

 

Ну кто сказал, что такси — это только рубли, километры, аренда? Одним словом, проза жизни и ничего другого. А ведь в такси работает немало настоящих романтиков и фанатиков, бесконечно преданных этому особому автомобильному миру. И однажды они собрались, чтобы открыть в Москве музей, равного которому нет в мире и по сей день.

Событие это произошло около четверти века назад. Во времена всеобщего планирования и централизованного распределения средств московские власти смогли выделить деньги на оборудование выставочного зала и реставрацию нескольких автомобилей, хранившихся в различных таксопарках города. Музей решено было организовать на территории самого современного по тем временам 19-го таксопарка в Кузьминках. На последнем этаже пятиэтажного гаража подготовили большой зал, рассчитанный на одновременный показ более двух десятков автомобилей.

А показать было что. Свои места на подиумах заняли ГАЗ-А, ГАЗ-М1, ЗИС-101, ЗИС-110, ГАЗ-М20 «Победа», ЗИМ, несколько модификаций «Волг» и РАФиков. Всех их объединяла общая служба и такие знакомые «таксистские» атрибуты.

Переходя от автомобиля к автомобилю, словно листаешь страницы отечественной втомобильной истории. До массового выпуска ГАЗ-А всерьез говорить об отечественном такси не приходилось. Если, конечно, не считать Адама Казимировича из «Золотого теленка». Интересно, что на первых таксомоторах, видимо в память о родоначальнике советского моторизованного извоза, обязательно присутствовала надпись «Свободен». Но все же первые «ласточки» Горьковского завода по-настоящему погоды не сделали. Только с появлением «эмок» (помните «Музыкальную историю»?) такси становится по-настоящему массовым и доступным видом общественного транспорта. Но отличительной окраски у машин пока еще нет. В некоторых городах «эмки» красили в два цвета или наносили узкую красную полоску вдоль окон.

После войны основным автомобилем такси становится ГАЗ-М20 «Победа», а Горьковский завод — монопольным производителем «механических извозчиков». Именно тогда транспарант «Такси свободен» уступает место зеленому огоньку. На улицах советских городов, пестрящих трофейными и ленд-лизовскими машинами, такси было легко отыскать по двухцветной окраске и полоске шашечек вдоль боковины. В те же темные и светлые серые цвета окрашиваются и огромные семиместные такси ЗИС-110. Причем на линиях работают не только лимузины, но и кабриолеты. В 1957 г. им на подмогу приходят ЗИМы. После ликвидации нескольких десятков министерств эти седаны открывают эру маршрутных такси в Москве. Все они солидного черного цвета, без шашечек и счетчиков. Вместе с тем, часть «членовозов» эпохи начала застоя попадает в разряд линейных такси со всеми причитающимися им атрибутами.

Эра «Волги», продолжающаяся по сей день, открывалась» двадцать первой» моделью. За характерную красно-белую отличительную окраску их прозвали «красными шапочками». Сначала так красили машины после «капиталки», потом «красные шапочки» стали поступать с конвейера. ГАЗ-24 и ГАЗ-24-02 — совсем уж новая и новейшая история отечественного такси. Не одну тысячу молодоженов перевезли украшенные лентами, куклами и мишками салатового цвета седаны с оранжевыми «гребешками».

Музей московского такси — детище всех столичных транспортников. Каждый таксопарк шефствовал над своим экспонатом. Недаром до недавнего времени все они были на ходу, а их участие в праздновании Дня работника автотранспорта было почти обязательным. Да и киношники проявляли внимание к ветеранам. Польза от этого была обоюдная. С одной стороны, такси в кадре — правда жизни, с другой — машины сами зарабатывали средства на продление собственной жизни.

Среди полутора десятков экспонатов музея большой интерес вызывают два небольших автобусика. Только здесь можно увидеть знаменитое «Такси-ВНИИТЭ» и маршрутное такси «Старт-2». Обе машины — яркий пример безуспешных, увы, попыток наладить выпуск специальных автомобилей-такси. Продемонстрировав когда-то разумность заложенных конструкторских и технологических решений, они не смогли ни преодолеть, ни обойти гигантскую бюрократическую махину тогдашнего автопрома. С московских улиц машины прямехонько отправились в музейное затишье.

Таксисты — народ с юмором, к тому же вряд ли кто-нибудь лучше них знает родной город. Ежегодно проводились когда-то соревнования «Где эта улица, где этот дом». Разрисованный автомобиль-победитель неизменно занимал свое место в музее как минимум до следующего старта. Если везло, то он входил в экспозицию на два-три года. А рядом с ним хранилась «родственница» со странной надписью «Иллар» на кузове. Это победитель другого соревнования. Прочтите это слово с конца, и вам все станет ясно. Решиться на проведение ралли задним ходом могли только люди, в совершенстве владевшие «баранкой».

Так уж получилось, что мне неоднократно доводилось показывать музей многим зарубежным гостям Москвы. Американцы, англичане, немцы, шведы, чехи, французы восторженно цокали языками, щелкали затворами камер, снимали на видео. И в один голос поражались уникальности собрания. Проведя пару часов в этой необычной экспозиции, они возвращались домой, рассказывая об увиденном своим друзьям, которые тоже выкраивали время, чтобы заглянуть в Кузьминки. Но никто из восторженных посетителей не осознавал тех проблем, которые, увы, росли как снежный ком.

С разгромом московского муниципального такси заниматься музеем фактически стало некому, да и незачем. В этом необычном музее время действительно застыло давно и, видимо, на век. Фактически с самого открытия экспозиция не обновлялась и не пополнялась. А жаль — новых идей хоть отбавляй. Взять хотя бы такую тему, как такси и кино. За последние пятьдесят лет за рулем автомобилей с «зеленым огоньком» оказывались Сергей Лемешев, Анатолий Кузнецов, Анатолий Папанов, Олег Ефремов, Аркадий Райкин... Разные этапы жизни такси, разные автомобили, совершенно непохожие актерские образы. Чем не тема для музея такси?!

С такси связано немало громких имен. Кто из футбольных болельщиков, например, знает, что тренером команды 7-го таксомоторного парка был когда-то Олег Романцев. Стоящая тема для музея такси, не так ли?

А вот имена только нескольких фирм, выпускавших специальные автомобили-такси: Velox, Renault, NAG, Austin. Разве им не место в экспозиции, тем более, что машины Velox, например, успешно работали в Санкт-Петербурге еще (или уже?) в середине девяностых. Ведь, скажем, родной брат нашей «копейки», украшенный шашечками, занимает почетное место в будапештском Музее истории транспорта...

Чтобы побывать в одном из самых малоизвестных музеев Москвы, надо заручиться несколькими разрешениями администрации таксопарка, преодолеть извилистые коридоры гаража, а потом долго ждать пока кто-нибудь, гремя ключами, не откроет тебе массивную дверь.

И вот теперь, пожалуй, самое время поговорить о судьбе этого уникального музея. В своем нынешнем состоянии он фактически обречен на забвение. У руководства парка нет возможности, а, скорее всего, желания, заниматься музейным делом. Хлопот полон рот, а прибыли никакой. Музей хиреет буквально на глазах. Некоторые машины (в частности, победитель гонки «Иллар») исчезли из экспозиции. Те, что пылятся сейчас в кромешной тьме, далеки от музейного состояния. Спущенные колеса с потрескавшимися покрышками, следы былых пиршеств в салонах... Такси ВНИИТЭ вообще вряд ли когда-нибудь удастся восстановить. А ведь второго такого автомобиля нет и никогда уже не будет. Как нет и второго «Старта». То, что создавалось годами усилиями сотен людей, медленно и неотвратимо гибнет.

Можно возродить музей? А зачем? Интерес к музеям, как и интеллектуальный уровень подрастающего поколения, далеки от желаемого... Рассчитывать, что валом повалят посетители среднего возраста тоже не приходится. Правда, остаются еще «забугорники». Вот у них музей вызывает прямо-таки детское восхищение. Но кто возьмет на себя их регулярную «поставку»?

Продать музей с аукциона? А почему бы и нет — сейчас все можно. Вопрос, что это даст. Опыт десятилетнего передела рынка антикварных автомобилей красноречиво свидетельствует, что у большинства «реставраторов» и «коллекционеров» новой волны интерес вызовут не более 4-6 автомобилей, да и те исчезнут из поля зрения за трехметровыми заборами навсегда. Остальное — на выброс. «Политеху» такую махину не осилить, ему бы со своими фондами и площадями разобраться. Музей городского транспорта сам находится пока еще в стадии формирования, а это — сплошная головная боль.

В судьбе Музея такси, как в капле воды, отражена незавидная судьба российских автомобильных, да и технических музеев вообще. Интересно, что у самих таксистов отношение к музею тоже неоднозначное. Немало сторонников его ликвидации как убыточного и бесперспективного, но есть, слава Богу, и люди, готовые принять участие в возрождении экспозиции. От того, кто из них одержит вверх, зависит, увидят ли наши внуки историю моторизованного извоза «вживую».

 
Google+